«Сдай педофила!»
Горячая линия: +7 800 250 98 96
  • Войти без регистрации на сайт:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
1 Июня 2018

Как вычислить педофила: опыт специалиста МВД ко Дню защиты детей

Как вычислить педофила: опыт специалиста МВД ко Дню защиты детей Новости о том, что где-то надругались над ребенком, мы читаем каждый день, и они заставляют вздрагивать всех нормальных взрослых. По данным МВД, 9,6 тыс. детей в 2017 году стали жертвами покушения на их половую неприкосновенность. Преступники-извращенцы охотятся за детьми в Сети, на улице и даже в школе. Ко Дню защиты детей Nation News побеседовали с Андреем Лаповым, — психологом, экспертом в области расследований сексуальных преступлений против детей, который 27 лет работает в системе МВД Санкт-Петербурга. В эксклюзивном интервью он ответил на вопросы, можно ли распознать педофилов, что нужно делать, чтоб защитить ребенка от этой беды, как работают люди, которые расследуют такие преступления и с чем они сталкиваются.


- Как получилось, что вы стали работать по этому направлению?

- Я впервые столкнулся с этим во время работы в милиции, участвовал в расследовании одного резонансного случая. Это было дело Игоря Иртышова в 1993 году. Этот человек совершал насилие в отношении мальчиков в очень жестокой форме – одной из своих жертв он руками разорвал кишечник, тогда много об этом писали. Было брошено очень много сил на поимку этого преступника. Мне предложено было работать по этим делам дальше и я не жалею о своём выборе.

- Многие полагают, что раньше насилие над детьми совершали реже, и было нестрашно их отпускать одних, все было хорошо, теперь мы каждый день слышим о том, что с ребенком случилась беда. Так ли это?

- Такие преступления действительно совершаются каждый день и сейчас значительно больше людей за них задерживают. На мой взгляд, это связано еще и с тем, что стала доступна эта информация, люди передают новости из уст в уста, интерпретируют одно событие. Все обрастает подробностями и один эпизод "в народе" превращается в десять.

- Изменились ли количество и характер преступлений за годы вашей практики?

- Количество изменилось – стало гораздо больше. Характер преступлений идет волнообразно – иногда это просто насилие, иногда насилие сопряжено с убийством. Почему именно пиковые ситуации происходят – сказать не могу, потому что исследований, к сожалению, не проводилось. Вот сейчас, например, это бум интернет-педофилии во всех её проявлениях.

- Были ли в вашей практике случаи, когда человек не подавал никаких признаков того, что у него есть преступные наклонности, но в итоге оказался педофилом?

- Пожалуй, нет. Подавляющее большинство совершавших насилие над детьми в детстве сами были жертвами. Они хотят ощутить себя с другой стороны, такая проекция их прошлой жизни.

- Очень важный вопрос для родителей и педагогов. Есть ли внешние признаки – поведение, манера общения, одежда, может быть, которые могут натолкнуть на мысль, что перед нами человек, склонный к преступлениям против детей?

- Дело в том, что никакого среднестатистического портрета педофила не существует. У нас был 11-летний насильник, до этого он сам был жертвой и впоследствии совершил преступление в школе. Самому старому было 84 года. По уровню образования были и школьники, как я сказал уже, люди с неполным средним образованием, и кандидаты наук, и даже доктор медицинских наук. Да, такое у нас было – доктор, один из тех, кто был осужден за подобное преступление, сейчас, после отбытия наказания, продолжает трудиться в одном из ведущих медицинских институтов Петербурга.

- Но все же: вот человек приходит устраиваться, допустим, в школу. На какие признаки точно надо обратить внимание, что с высокой долей вероятности говорит о том, что интерес у него к детям преступный?

- Еще раз: ни одежда, ни манера общения, ни что-то еще не могут однозначно указать на человека как на потенциального преступника. Единственное, пожалуй, что должно точно насторожить – если человек как-то слишком сильно заботится о чужих детях, берет на себя почти «родительские» функции. Не факт, что это будет склонность к педофилии, но тут и правда вероятность очень высока.

- Некоторые ваши коллеги говорят, что самое сложное в поимке серийного преступника, не только насильника, – это когда у него нет определенного почерка. А как бывает на практике?

- Не соглашусь, почерк преступлений есть всегда, существуют определенные тонкости. В Санкт-Петербурге в подразделении, которое занимается расследованиями преступлений против детей, работают профессионалы высочайшей квалификации, которые способны собрать картину и все равно найти того, кто это совершил. В городе несколько лет назад орудовал маньяк, которого в полицейских кругах прозвали «Лифтер», Кирилл Р. его звали. В основном, он совершал преступления в Калининском и Выборгском районах, там было около десятка эпизодов в одном только доме по улице Веденеева за несколько лет.

- Как его ловили?

- Очень тщательно: там были и засады, и наблюдение за домами, и предупреждали все окрестные школы. Случай интересен тем, что именно в тот момент стала собираться база генетики таких преступников: было предположение, что именно этот человек преступник, и когда совпал материал по двум эпизодам, все свели воедино. Отпирался он до последнего, даже когда нашли отпечаток его пальца на телефоне одной из жертв – так и говорил, мол, не знаю, ребята, сами узнавайте.

- А были еще подобные показательные случаи?

- Был еще такой "Почтальон". 18-летний студент Гидрометеорологического университета. Он под видом почтальона входил в квартиры и совершал насилие над детьми, ему было без разницы, мальчик или девочка. В раскрытии этих преступлений принимал участие и я.

- Еще важный момент – случаи оговора человека. Как часто это происходило в вашей практике?

- Чтобы дети сами – редко. Бывает, ребенку не хватает внимания дома, в школе, и тогда придумывается страшилка о насилии. Чаще детей учат оговаривать взрослые. Решают так свои финансовые и жилищные проблемы, выносят обиды. Но проценты таких случаев все равно малы: если люди обращаются с заявлением по поводу надругательств над ребенком, то в 90% это и правда было. На память могу пару случаев назвать - например, был такой Игорь. Г., его оговорила дочь. Он получил срок 15 лет, там была сложная история. Был еще механик "Невского экспресса" Игорь С.: соседка заявила на него, буквально на следующий день после того, как он получил награду. Там был жилищный вопрос. Но все равно, повторюсь: оговор по таким делам – это не частые эпизоды.

- Много преступлений против детей совершают родные люди, мы знаем об этом, опять же из СМИ…

- Семейное насилие сейчас всколыхнулось, последние лет пять-шесть как пошло. Причем, если раньше такое совершали дальние родственники, то сейчас могут быть и родные отцы, и деды, все самые близкие. В Красногвардейском районе был недавно случай, когда родной дедушка изнасиловал двух внучек. Семейное насилие очень скрыто – никто не хочет выносить из своей семьи проблемы. Чаще это выплескивается, когда какой-то конфликт происходит и тут уже приходится нам разделять – оговор это или нет.

- Чем опасно не выносить сор из семейной избы?

- Тем, что преступления будут продолжаться, причем не факт, что только в этой семье и против этого ребенка, пострадать могут и другие… Я уже вам говорил, что многие насильники сами подвергались такому в детстве. И тут хочу подчеркнуть, что если с ребенком не проводили психотерапевтической работы, вероятность того, что жертва станет насильником - очень высока. А у нас не так много специалистов могут ее провести, в Петербурге разве что в Центре восстановительного лечения «Детская психиатрия», там есть психологи и психотерапевты, которые способны провести эту работу и снять последствия, и, возможно, есть еще несколько частных терапевтов по городу. Но если такой работы не будет, уверенно могу сказать, что человек в будущем сам может стать насильником.

- В Санкт-Петербурге совсем недавно в школе был случай, когда учитель труда надругался над домашним мальчиком. Что касается детского дома в Кировском районе – там был "коллектив единомышленников".

- Случай очень громкий, сейчас расследование завершено, многотомное дело передают в суд, после задержания сотрудников и выпускников, были задержаны еще и все причастные. Надо знать, что в детдома попадают дети, которых изымают из асоциальных семей, где они насмотрелись всего, так что львиную долю преступлений такого характера в учреждениях совершают дети против детей, педагоги и сотрудники – это единицы. Но нередко педофилы и правда стремятся устраиваться в детские учреждения, там можно быть в контакте с детьми на законном основании и не вызывая подозрений, на прогулку выйти, в тот же душ отвести, например. Вот был еще тренер детской футбольной команды Сергей Т. , вывез детей на спортивные сборы и там совершил преступления.

- Есть ли различия между насильниками, которые выбирают детей, и теми, кто нападает на взрослых?

- Тут есть у профессионалов теория, мы все сходимся во мнении: почти любой человек с половыми девиациями, насильник, начинает насиловать и детей. Рано или поздно, но он будет стремиться к получению более острых ощущений.

- Как педофилы оправдывают себя и свои действия?

- Как и в случае со взрослыми жертвами, педофилы часто оправдываются алкоголем: мол, был пьяный, ничего не помню, в голове что-то щелкнуло, пошел и изнасиловал. Говорят еще, что определенные действия и жесты воспринял так, будто ребенок готов к такому контакту. Еще раньше, в 2000-е любая просьба о деньгах от ребенка воспринималась такими преступниками как готовность. Сейчас финансовое благополучие увеличилось и это почти ушло, но иногда так до сих пор делают те, кто не идет на открытое насилие.

- Ваши рекомендации как профессионала: что могут и должны делать родители и взрослые, чтоб защитить детей?

- Родители должны не пугать детей, а спокойно рассказывать, что такое может быть. Вот новость проскочила какая-то, надо обсудить на простых примерах: вот, он гулял поздно, с ним такое случилось. Сохранять доверительные отношения, потому что дети часто себя чувствуют виноватыми из-за того, что с ними такое совершено и не говорят родителям ничего, так бывает упущено время. Не должно проскальзывать и мысли в разговоре, что кто-то из детей может быть виноватым. В случае преступлений против детей всегда виноват взрослый, который не может контролировать свои преступные желания и действия, и понимать это очень важно!

- Сейчас существует и множество общественных объединений, которые заняты вычислением педофилов и их поимкой. Помогают ли они в вашем деле?

- Практически все подобные организации вредят. Они не обращаются в полицию, когда им становится известно о совершенных преступлениях. Даже если человек пришел на встречу к подставному лицу, которых они им подставляют, получил по голове… Они роликов понавыкладывали, показали все. После чего лица, склонные к совершению преступлений, затаиваются, и гораздо сложнее потом привлечь их к уголовной ответственности. Пожалуй, единственная общественная организация, которая реально помогает борьбе с преступностью, в том числе и с педофилией – это Молодежная Служба Безопасности.

- Самое сложное в поимке таких преступников для вас и ваших коллег заключается в чем?

- Надо сказать, что все случаи насилия над детьми раскрываются 100%, просто иногда проходит очень много времени. Не всегда те, кто участвует в расследовании, могут выполнить свою работу, по объективным или иным причинам. Бывает, что упущены время и какие-то важные детали. Тем не менее, преступления против детей всегда вызывают общественный резонанс и находятся на особом контроле.

- По вашим наблюдениям как психолога и в прошлом оперативника: против каких детей чаще всего совершают такие преступления?

- В семьях, где не обращают внимания на детей, такое происходит чаще всего. Безнадзорность – фактор риска. А вообще жертвой педофила может стать любой ребенок. Иногда родители смотрели в окно, видели, как ребенок зашел в подъезд, а там с ним совершали преступление – были у нас в городе и такие случаи.

- Камеры и другие средства безопасности помогают?

- Конечно, камеры очень помогают. Вообще у меня и у моих коллег категоричный ответ – чем больше камер, тем быстрее раскрываются любые преступления. Но я считаю, что важнее, несмотря на массу пусть даже избыточных сведений о таких случаях, которые выплескивают на население, информировать о таком.

- Кстати, об избыточной информации. Многие обвиняют журналистов в том, что они тиражируют новости о педофилах и это только вредит...

- Вредит, когда смакуется. Если подается информативно, она приносит пользу. Это тот случай, когда предупрежден, значит – вооружен. Это помогает, когда говорится о том, где и когда это произошло. Но иногда я вижу в новостях такие подробности случаев, что даже у людей, которые были латентно склонны к преступлению, может в голове заклинить что-то и они могут попытаться совершить подобное преступление. Правильно, когда информация подается без подробностей.

Возврат к списку


Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.


Наши проекты

  • Горячая линия «Сдай педофила!»
  • Мониторинговый центр
  • Безопасное детство

Новости

23 Ноября Если Вы обнаружили переписку своего ребенка с педофилом Случаев совращения детей в социальных сетях становится всё больше. Каждый третий ребенок, зарегистрированный в социальной сети Вконтакте, сталкивался с попыткой совращения взрослым человеком, либо получал в личные сообщения видео и картинки непристойного характера.

22 Ноября Интернет-педофилы в детских играх Еще одно обращение сегодня поступило от пятнадцатилетней девочки в нашу группу "Сдай педофила".
" 0:07
Здравствуйте, меня зовут Яна, я из Москвы.

22 Ноября Интернет-педофил и 7-летняя девочка Вчера в нашу группу "Сдай педофила" поступило очередное обращение от мамы девочки, пострадавшей в результате переписки с интернет-педофилом. Таких обращений мы получаем десятки каждый день. В этом обращении меня удивил возраст ребенка.

22 Ноября Дети, которых некому защитить К сожалению, от сексуального насилия не застрахован ни один ребенок. Однако если в большинстве случаев можно хотя бы минимизировать риски, остается огромное количество детей, которых, фактически, некому защитить. Это дети-сироты, дети, оставшиеся без попечения родителей а так же дети, проживающие в специальных учреждениях для детей с отклонениями в развитии.

Социальные сети